Якоб Йорданс в Пушкинском музее

ВГМИИ им. А.С. Пушкина открылась выставка «Русский Йорданс», объединившая почти все работы мастера, которые хранятся в российских музеях. Рассказываем, почему Йорданс считается одним из главных художников фламандской школы и как его работы попали в Россию.

Якоб Йорданс в Пушкинском музее

 

Фламандская школа

История фламандской живописной школы тесно связана с политическими процессами XVI–XVII века, а точнее — с буржуазной революцией в Нидерландах. В этот период страна, которая стремительно разбогатела из-за выгодного географического положения, постепенно перестраивалась на капиталистический лад. Менялись экономические и общественные отношения. Законы католической Испании, господствующей на этой территории, вызывали все больше вопросов. В итоге провинции на севере страны, современные Нидерланды, получили независимость, а юг — современная Бельгия — остался под властью испанцев.

Именно на юге под влиянием католической церкви оформилась фламандская школа живописи. Здешние художники все еще были вынуждены брать заказы от светской и церковной знати — это повлияло на развитие искусства. Фламандцы стремились уравнивать в своих работах возвышенное и земное — сочетать религиозные и мифологические сюжеты с изображением грубого крестьянского быта и народной культуры. Эта особенность характерна для живописи практически всех виднейших представителей школы — Антониса Ван Дейка, Якоба Йорданса, Франса Снейдерса.

Голландское искусство развивалось несколько в ином русле. Художники отказались от религиозных сюжетов, писали скромные, выдержанные портреты, натюрморты и сцены из повседневной жизни. Фламандцы же предпочитали жанр парадного портрета, динамичную и монументальную живопись, посвященную богам и героям, а также несколько перегруженные натюрморты, которые демонстрировали богатство и изобилие.

Центром художественной культуры Фландрии в XVII веке стал Антверпен, а главным живописцем и наставником целого поколения художников — Питер Пауль Рубенс. Рубенс был одним из самых образованных людей своего времени: он знал семь языков, изучал античное искусство, коллекционировал древности и слыл величайшим гуманистом эпохи. Художник преклонялся перед красотой человека и природы, стремился «оживить» античный идеал и сделать его понятным современникам. Чувственные образы его полотен оказали влияние на всех художников, которые обучались в мастерской Рубенса, — в том числе и на Якоба Йорданса.

Следом за Рубенсом по значимости шел Антонис Ван Дейк — более сдержанный мастер. Он прославился благодаря виртуозным портретам аристократов. В мастерскую Рубенса Ван Дейк попал в совсем юном возрасте — художнику не было и 16 лет, однако его живописная техника отличалась зрелостью и мастерством. Рубенс всячески поощрял талант ученика и быстро сделал Ван Дейка своим первым помощником, хотя уже в этот период между ними разгоралось соперничество. Вскоре стало очевидно, что молодой художник практически не уступает в мастерстве старшему товарищу. В сравнении с монументальной декоративной живописью Рубенса работы Ван Дейка выглядели более утонченными, элегантными и возвышенными, но на родине ему не удалось превзойти своего учителя. Наиболее плодотворным и в личном, и в профессиональном плане для художника стал период работы в Англии, куда его пригласил король Карл I. Именно в это время Ван Дейк прославился своими аристократическими портретами. Когда в 1640 году Рубенс скончался, испанский король прислал Ван Дейку письмо — просил закончить картины учителя. Спустя год он и сам погиб от неизвестной болезни, а слава первого живописца Антверпена перешла к Якобу Йордансу.

«Блестящий, но вульгарный»

В истории фламандского искусства за Якобом Йордансом закрепилось почетное третье место — после Рубенса и Ван Дейка. Известный французский историк Соломон Рейнак в своих лекциях по истории искусства описывал его как художника «блестящего, но вульгарного» — «иногда представляющего карикатуру на Рубенса, иногда равного ему в шумной и сияющей жизнерадостности». Часто прекрасное он доводил до границ безобразного, а созданные им образы поражали и в то же время отпугивали многих современников.

Йорданс был старшим ребенком в семье зажиточных торговцев. О его детстве сохранилось не так много информации. Известно, что его первым учителем был фламандский живописец Адам ван Ноорт — раньше он же был одним из наставников Рубенса. Позже Йорданс женился на дочери Ван Ноорта и после этого практически не покидал родной Антверпен. Исследователи считают, что именно женитьба помешала художнику поехать в путешествие по Италии — с итальянским искусством он знакомился по работам, которые можно было увидеть во Фландрии. В тот период все начинающие живописцы обязательно уезжали за рубеж изучать работы старых мастеров, и отсутствие подобного опыта сказывалось на живописи Йорданса. Однако итальянское искусство все-таки повлияло на его манеру: художника увлекали произведения венецианцев и Караваджо, которых он копировал в процессе обучения.

В 22 года Йорданс написал знаменитый «Автопортрет с родителями, братьями и сестрами». Уже в этом раннем произведении фигуры едва умещаются в пространстве холста — эта особенность позже проявилась в зрелом творчестве художника. Позы и взгляды персонажей живые и естественные, а над их головами парят ангелы — так Йорданс изобразил умерших членов семьи. Благодаря этой работе Якоба Йорданса приняли в Гильдию святого Луки — объединение художников, которое поддерживало членов цеха. Позднее картину приобрели для коллекции Эрмитажа.

Йорданс работал в разных жанрах — писал сцены повседневной жизни, сюжеты из Библии и мифов, создавал гобелены и многое другое. Особенной популярностью пользовались его изображения пышных застолий. Визитной карточкой художника стали гигантские многофигурные полотна, полные барочной избыточности. Одновременно монументальные и камерные, они сочетали в себе энергичную манеру письма с народными сюжетами. Богатый колорит и любование жизнью во всех ее воплощениях, прекрасных и безобразных, — вот отличительные черты самых известных картин Йорданса. В сравнении с Рубенсом, для которого был важен декоративный элемент и грациозность, полотна художника выглядели чересчур простыми и грубыми. Но за это его и ценила публика.

Картины Йорданса были исполнены примитивной животной силы, ощущения довольства и изобилия и при этом совершенно лишены какой-либо мистики. Мифологические и библейские персонажи появлялись в произведениях художника как часть материального мира — как сатир, который заглянул на ужин к крестьянину на полотне «Сатир в гостях у крестьянина».

Переломным для художника стал 1655 год: он принял протестантизм и во многом пересмотрел свою манеру письма. Постепенно в работах начали доминировать более сдержанные темные цвета, а в общей интонации картин появились нравоучительные нотки. Наиболее показательна в этом плане картина «Бобовый король» — традиционная для Йорданса многофигурная композиция, которая изображала попойку крестьян, отмечающих праздник Богоявления. Картина демонстрировала в гипертрофированном виде народные гулянья и стала настолько популярной, что Йорданс повторил ее в разных вариациях не менее 10 раз. К сожалению, реплика полотна из собрания Эрмитажа не добралась до Москвы: перевозить работу опасно для ее сохранности.

Русский Йорданс

Практически все работы Йорданса, представленные на выставке в Пушкинском музее, попали в Россию в XVIII веке. Большую часть из них купила императрица Екатерина II, когда собирала коллекцию для своей будущей картинной галереи. И сегодня эрмитажное собрание фламандского искусства по праву считается самым крупным в России: здесь хранится более 500 картин.

Главную роль в формировании эрмитажной коллекции сыграли два человека — граф Генрих Брюль и сэр Роберт Уолпол. Коллекция Брюля состояла в основном из гравюр, рисунков и картин голландских, фламандских, итальянских и немецких художников. Особенно ценными были полотна Рембрандта, Рубенса, Ватто и Пуссена. Это собрание выкупили у наследников графа по приказу Екатерины II. Уолпол был первым премьер-министром Англии и увлеченно собирал произведения искусства. В XVII веке сложно было найти вторую столь же обширную коллекцию: она насчитывала более 400 полотен. Екатерине II выкупить собрание Уолпола предложил его внук Джордж. Русская императрица приобрела у него более 200 произведений. После Октябрьской революции 1917 года коллекция Эрмитажа пополнялась за счет произведений из конфискованных частных собраний. Так в музее оказался знаменитый «Бобовый король» — еще в XVIII веке его приобрел канцлер Александр Безбородко.

Часть полотен приехала на выставку из региональных музеев. Из Нижнего Новгорода прибыла картина «Христос и самаритянка». В начале XIX века полотно, которое ранее выставлялось в Эрмитаже, оказалось в частном собрании, а в Нижний попало после национализации в 1917 году. Из Пермской государственной художественной галереи прибыли две работы — «Павел и Варнава в Листре» и «Пир короля». Первая написана на основе сюжета из «Деяний Апостолов», вторая представляет собой реплику «Бобового короля». Также на выставке будет представлено полотно «Оплакивание Христа», которое Екатерина II передала в дар Александро-Невской лавре. Эта картина впервые покинула свое пристанище с 1794 года.

Автор: Татьяна Сохарева