Все наоборот: как работает метод парадоксального вмешательства

14 сентября, 2020

15:05

Психологи не дают советов и не выписывают рецептов. Но некоторые из них, в частности, семейные и когнитивные терапевты, используют в работе предписания, порой совершенно неожиданные для клиента. Парадоксальное вмешательство — одни из таких эффективных приемов.

Кпсихотерапевту обратился мужчина. Он утверждал, что не может выехать за пределы города. Как только он подъезжал к окраине, его тошнило, потом рвало, а затем он терял сознание. Психотерапевт выслушал и дал задание: надеть лучшую одежду и в три часа утра подъехать в определенное место на окраине города. Вдоль дороги тянулись глубокие канавы. Молодому человеку следовало выйти из машины, броситься в канаву и лежать там 15 минут. Затем требовалось вернуться в машину, проехать расстояние, равное двум ее корпусам, и повторить все сначала.

Проделывая одно и то же снова и снова, он должен был увеличивать расстояние до тех пор, пока не сможет проехать от одного телефонного столба до другого. Причем при малейшем появлении симптомов надо было останавливаться и бежать в канаву. Клиент выполнил инструкцию, а потом рассказал: «Я проклинал вас за то, что вы заставили меня делать, и чем дальше продвигался, тем сильнее злился. В конце концов я просто поехал вперед, наслаждаясь дорогой».

С тех пор проблем с вождением машины у него не наблюдалось. Имя этого психотерапевта Милтон Эриксон, а история, описанная в книге «Необыкновенная терапия Милтона Эриксона» Джей Хейли (ИОИ, 2012), показывает, как работает такой прием, как парадоксальное вмешательство.

ВЫЙТИ ИЗ ТЕНИ 

«Парадоксальные вмешательства широко используются в индивидуальной, семейной и групповой терапии, — рассказывает семейный психолог Наталья Олифирович. — Поначалу эти приемы вызывают удивление, недоумение, непонимание, потому что их задача — побудить клиента к противоположному поведению. Дело в том, что наши привычные способы справиться с проблемой зачастую ее, наоборот, усиливают. Чем больше человек старается не делать, не думать, не чувствовать, тем глубже он вязнет».

Когда мы отчаянно боремся с каким-то страхом или нежеланием что-то делать, мы вызываем в памяти все аспекты этого страха или внутреннего сопротивления и тем самым только закрепляем нежелательное поведение.

«Используя прием парадоксального вмешательства, психотерапевт не борется с симптомом, а выводит его из тени, — объясняет Наталья Олифирович. — Он рассматривает то, что клиент считает плохим и неправильным и от чего хочет избавиться, как важное и даже ценное. Например, в супружеской терапии психолог определяет проблемное поведение как хорошее, правильное, способствующее стабилизации семьи, потом дает предписание».

Пример: жена жалуется на редкий секс. Обычно она выступает инициатором близости, давит на мужа, а если тот отказывается, скандалит и обвиняет его. Терапевт сообщает, что муж своим поведением поддерживает интерес жены к себе и к сексуальной сфере, и запрещает жене инициировать секс, делая мужа ответственным за эту сферу. После того как муж перестает чувствовать давление и начинает сам контролировать желание и возможности, сексуальная жизнь налаживается.

Или другой пример. «В семейной терапии родители часто жалуются на проблемное поведение ребенка, — рассказывает Наталья Олифирович — Скажем, по вечерам подросток не хочет спать, а сидит в планшете. Психолог выясняет, что происходит, и сообщает родителям, что это способ помочь папе и маме хоть в чем-то объединиться, а подростку предлагает продолжать в том же духе, иначе у родителей не останется ничего общего. Родители вначале растеряны и злятся, потом впервые задумываются о совместном времяпровождении. Через некоторое время в семье формируется новый ритуал».

От противного: метод парадоксального вмешательства в терапии

ОТ СОПРОТИВЛЕНИЯ К ОСВОБОЖДЕНИЮ 

Парадоксальные вмешательства часто используют в своей работе когнитивно-поведенческие психологи.

«Такие приемы связаны с расчетом психолога на сопротивление клиента и, как результат, на его освобождение от проблемного поведения, — комментирует клинический психолог, член Ассоциации когнитивно-бихевиоральных терапевтов Юлия Захарова. — Например, клиент боится мыслей о болезни партнера, переживает, что может «надумать плохое», «притянуть болезнь». Попытки прогнать мысли ведут к усилению тревожности.

Клиент просит психолога избавить его от тревоги и панических атак. Психолог объясняет, что такое «магическое мышление» и «толерантность к неопределенности», затем предлагает в качестве домашнего задания парадоксальное вмешательство: по часу в день думать о болезни партнера, сохранять концентрацию, стараться ни на что не отвлекаться.

Клиент видит, что от мыслей ничего плохого не случается, начинает раздражаться из-за предписания психолога. Возникает сопротивление: «Не хочу я целый час об этом думать, у меня есть другие дела». Мысли о болезни партнера перестают пугать, тревога снижается».

Другой прием: когнитивный психолог предлагает клиенту, который устал от тревожных мыслей, начать проговаривать их вслух на разные голоса, например, голосом радиоведущего «радио катастрофических новостей».

«Однако необходимо отметить, что такие методы плохо подходят клиентам, которые страдают от сильных депрессий или тяжелых тревожных расстройств — замечает Юлия Захарова. — Они могут увидеть в подобном вмешательстве обесценивание своих страданий и, скорее всего, вместо выполнения предписаний перестанут приходить на консультации».

ПРАВИЛО ПАРАДОКСА 

Во многих психотерапевтических направлениях существуют парадоксальные техники: работа с полярностями в гештальт-терапии, негативная практика у Альфреда Адлера, позитивная коннотация (переформулирование) у Мары С. Палацолли. В эмоционально-фокусированной терапии довольно часто используется просто позитивное переопределение без предписаний.

Например, крики и скандалы супруга могут интерпретироваться как способ «достучаться» до своей половины, как вовлеченность и небезразличие, а отстранение — как забота об отношениях путем отказа от конфликта и его эскалации. И, наконец, парадоксальная интенция — метод, который разработал Виктор Франкл. Этот метод используется в экзистенциальном анализе для работы со страхом.

«Терапевт в этом случае не дает пациенту предписаний делать нечто парадоксальное, — объясняет экзистенциальный психотерапевт Софья Шокотько. — Мы работаем с установкой пациента по отношению к страху, опираясь на его духовные силы, «упрямство духа», чтобы пациент смог пожелать себе, чтобы прямо сейчас случилось то, чего он боится. Тут хорошо работают юмор и хороший контакт, доверие к терапевту. Так клиент волевым усилием преодолевает автоматизм симптома».

Поделиться :

Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on facebook

Хотите быть в курсе ?

Новости Смоленска