ПРАВДА ЛИ, ЧТО РУССКАЯ СКАЗКА О МЕРТВОЙ ЦАРЕВНЕ И НЕМЕЦКАЯ СКАЗКА О БЕЛОСНЕЖКЕ ИМЕЮТ ОБЩИЕ КОРНИ?

Специалисты выделяют отдельный тип народных сказок о том, как злая мачеха или мать хочет погубить падчерицу (дочь) за то, что волшебное зеркало провозгласило девушку самой красивой на свете. Героиня спасается бегством и находит в лесу большой дом, где живут «братья» — богатыри, охотники, гномы или разбойники. Девушка остается хозяйничать в доме и становится братьям названой сестрой.

ПРАВДА ЛИ, ЧТО РУССКАЯ СКАЗКА О МЕРТВОЙ ЦАРЕВНЕ И НЕМЕЦКАЯ СКАЗКА О БЕЛОСНЕЖКЕ ИМЕЮТ ОБЩИЕ КОРНИ?

В «Сказке о мертвой царевне и о семи богатырях» Александра Пушкина и в мультфильме «Белоснежка» Уолта Диснея героиня умирает, откусив от отравленного яблока. Однако отравление как причина смерти девушки нечасто фигурировала в фольклоре и была более поздней авторской трактовкой.

У Пушкина царевна воскресает, когда королевич разбивает гроб. У Диснея Белоснежка открывает глаза после поцелуя принца. Но в народных сказках героиня пробуждается, когда с ее тела снимают заколдованный предмет, например кольцо или пояс.

В немецком варианте «Белоснежки», записанном братьями Гримм, героиня заснула в тот момент, когда кусочек яблока застрял в ее горле. Когда принц нашел хрустальный гроб с прекрасной девушкой, он приказал отвезти его во дворец. Во время поездки кусочек яблока выскочил из горла Белоснежки, и она проснулась.

Если Диснея явно вдохновляла именно эта трактовка истории, то Пушкин, скорее всего, слышал от своей няни Арины Родионовны «Волшебное зеркальце» — сказку, разные версии которой сохранились в фольклорных сборниках конца XIX — начала XX века. Доподлинно неизвестно, какой именно вариант рассказывали поэту. В наше время распространен текст из сборника Александра Афанасьева. Согласно ему, девушка «сделалась мертвою», когда старуха, подосланная мачехой, вплела в ее косу заколдованный волосок. Влюбившийся в героиню царевич, собираясь похоронить ее, стал расчесывать ей волосы. Чужой волосок выпал, и девушка проснулась. В белорусской сказке королевна «сделалась неживой», заколов волосы заколдованной шпилькой.

Все авторские произведения по мотивам похожих народных сказок сохранили в точности другую деталь — хрустальный гроб.

Там за речкой тихоструйной
Есть высокая гора,
В ней глубокая нора;
В той норе, во тьме печальной,
Гроб качается хрустальный
На цепях между столбов.
Не видать ничьих следов
Вкруг того пустого места,
В том гробу твоя невеста.
Александр Пушкин, «Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях»
То, что казалось писателям и режиссерам красивым сказочным атрибутом, в представлении древних людей было сильным магическим орудием. «Очень ранней формой такого волшебного средства, добываемого в ином мире и применяемого для всяких видов волшебных действий, служит распространенный и в Австралии, и в Америке горный хрусталь или также кварц», — писал советский фольклорист Владимир Пропп.

Сказки, в которых девушка живет в лесном доме с «братьями», распространены не только в европейском фольклоре, но и в Африке, Австралии, Центральной Азии. Количество «лесных братьев» в них варьируется от двух до двенадцати. Это навело исследователей на мысль, что в прошлом существовали какие-то общие для всех народов обычаи, память о которых и сохранил такой тип сказки.

Владимир Пропп изучал известные на тот момент сведения о североамериканских индейцах, африканцах, австралийских аборигенах, папуасах Океании и коренных народах Сибири. Он выяснил, что у племен, живших до недавнего времени родовой общиной, были во многом похожие порядки. Общие черты их быта, верований и обрядов обнаружились не только в сказках данных народов, но и в европейском фольклоре.

Анализируя русские сказки о волшебном зеркальце, Пропп обратил внимание на огромный лесной дом, в котором жили одни мужчины. Оказалось, что у всех архаичных племен существовал особый «мужской дом».

МУЖСКО́Й ДОМ (общественный дом, дом холостяков), общественное строение, служащее местом собраний и ритуалов взрослых мужчин первобытной общины или рода. Иногда также является коллективным жилищем для юношей и неженатых мужчин и гостевым домом. Обычно Мужской дом — средоточие деятельности членов мужского союза. В большинстве случаев Мужской дом выделялся своей архитектурой и декором.

<…> Мужские союзы наиболее распространены в Западной Африке и Меланезии, известны также в Микронезии и у индейцев Северной Америки, в пережитках — у многих народов древности (спартанцы, кельты, германцы, скифы, китайцы) и современности (нуристанцы, горные таджики, грузины-хевсуры).

Большая российская энциклопедия, источник: bigenc.ru
В древности каждый юноша должен был пройти ряд испытаний, дающих ему «волшебную» власть над животными. Только после этого он становился охотником и получал право жениться. Иногда посвященный сразу возвращался в племя, а иногда в течение определенного времени должен был жить в мужском доме, запретном для женщин и непосвященных. В таких домах хранились главные святыни племени: идолы, музыкальные инструменты, фигуры животных-тотемов и тому подобное. Обитатели дома были, по сути, тайной организацией, которая заправляла жизнью окрестных поселений. Из них впоследствии выдвигались вожди, жрецы и вся «политическая верхушка»общины.

Этнографы, путешествовавшие по Африке и Океании, обнаружили, что в мужских домах жили и некоторые девушки. Обычно их отправляли туда на недолгий срок собственные родители. «Девушки, живущие в мужских домах, не подвергались никакому презрению. Родители даже сами побуждали их вступать туда. <…> В этих домах обычно имеется одна или несколько незамужних девушек, которые часто являются временной собственностью молодых людей», — писал в начале XX века американский историк Хаттон Уэбстер в работе «Примитивные тайные общества».

После возвращения в деревню юноши вступали уже не во временный, а в постоянный брак. Выходили замуж и девушки, вернувшиеся из «услужения». Поэтому в сказках о лесных братьях в конце непременно появляется принц — новый, «постоянный» муж героини.

В сказке девушка, живущая у богатырей в лесу, иногда внезапно умирает; затем, пробыв некоторое время мертвой, вновь оживает, после чего вступает в брак с царевичем. Временная смерть, как мы видели, есть один из характерных и постоянных признаков обряда посвящения. Мы можем предположить, что девушка, раньше, чем быть выпущенной из дома, подвергалась обряду посвящения. Мы можем догадываться и о причинах этого: такое посвящение гарантировало сохранение тайны дома .<…> Момент ухода из дома ради брака и вызывал необходимость посвящения, то есть умирания и воскресения.
Владимир Пропп, «Исторические корни волшебной сказки»
По мере того как эволюционировал институт брака, первобытные обычаи «временных семей» и многомужества стали резко осуждаться. Потому и героиня в известных нам сказках превратилась в «сестрицу» для богатырей, гномов и разбойников. Отныне ей был положен только один муж — тот, что появлялся в конце истории.

А что же злая мачеха, мечтающая извести падчерицу? Возможно, в этот персонаж со временем «переродились» отцы и матери, отправляющие дочь в услужение в мужской дом. А может быть, когда первобытный обычай был уже забыт, рассказчики сами придумали завязку про злую мачеху и волшебное зеркало, чтобы как-то объяснить дальнейшие события — совершенно непонятные с точки зрения более поздней морали.