Мечты сбываются

Мечты сбываются

Смоленский кинорежиссер-любитель Вадим Канделинский благодаря поддержке друзей осуществил свою заветную мечту.

На чистом энтузиазме практически без рубля в кармане ребята сняли фильм о мужской дружбе и жизни. И уверены, что «Квартира 108» — это только начало режиссерской карьеры Вадима.

Главный герой, получивший в наследство завод от погибшего отца, «ударился во все тяжкие». Его интересуют только деньги, девушки и тусовки. В результате такой жизни, он задолжал крупную сумму одному влиятельному человеку города, который, потеряв терпение, решил забрать у Андрея самое дорогое. Нанятый со стороны киллер, ветеран Чеченской войны, должен был «исполнить» Андрея, но в последний момент заметил любопытную фотографию на столе в квартире молодого парня… В «Квартире 108» герой стоит перед выбором: убить сына сослуживца, или рискнуть своей жизнью.

Мы встретились с Вадимом Канделинским, и он поделился с нами самым важным, рассказал о творческих идеях и планах.

Все гениальное просто

— Вадим, расскажи пожалуйста, как появилась идея создания фильма?

— Банально все произошло: ехал в маршрутке, и думал о том, что одни бьются, долго добиваясь каких-то достижений. Как сказано в одном фильме: «открываю дверь, а там еще одна, открываю другую дверь — а там еще…», и так всю жизнь. А у кого-то в раз — и завод, и куча денег в наследство: и весь из себя такой мажор на крутой «тачке», и все «зашибись».

Два подобных героя встретились у меня в голове: обычный работяга — бывший военный, участвующий во второй компании в Чечне — и мажор, которому в жизни все легко дается. Еду я в маршрутке, и образы накидываю: этот может быть тем-то, другой похож на того-то.

— С чего началась непосредственная работа над фильмом?

— За ночь я написал сценарий, за четыре дня его доработал и отправил нескольким ребятам, в том числе Андрею Чернобурову, своему другу с ГТРК. Он одобрил мою идею. В январе 4 числа мы отправились ко мне на работу снимать первую сцену. Это были новогодние каникулы. Первая сцена, где киллер обманывает своего начальника под видом того, что у него трубу прорвало, и соседей заливает… а на самом деле он уходит «на дело». Кстати тот станок, за которым стоит герой, это мое рабочее место.

— Возникали сложности в период съемок?

— Самое сложное – это собрать людей в одном месте и в одно время. Фильм на добром слове снимался, на инициативе и без каких-либо финансовых вложений. У всех ребят дела: своя работа и личная жизнь.

Сложновато было, наверное, и потому, что я никогда не писал раскадровки, не снимал игровое кино, ведь работа на кадр журналистом значительно отличается от снятия настоящего фильма. А тут 8 листов рукописного текста с диалогами и сценами. Все надо продумать, все учесть, чтобы смотрелось.

Сама концовка, кстати, не раз переписывалась. Хотел сначала оставить героиню в живых потом, передумал. В итоге получилось так, что ее убили. По секрету сказать, актер, который должен был ее «спасти», уехал в Москву, и мы решили все-таки ее «убить». Роль девушки исполнила Надежда Мизгина.

— Вадим, известно, что в твоем фильме приняли участие и профессиональные актеры. Расскажи о них?

— Да, это Никита Куманьков, Александр Киселев и Александр Кубанин, актёр камерного театра, который сыграл мажора. В остальном – в фильме снялись мои знакомые и друзья друзей.

— Был ли специальный кастинг перед съемками, чтобы определить кому какую роль присвоить?

— Да, был проведен один кастинг, на который пришло немного людей. Ведь, когда тебя не знают, никто к тебе и не идет. Кстати, Егору Перову, главную роль предложил я сам: это мой коллега. Однажды мы с ним ездили по делам на машине. Он был за рулем. Я ему говорю, мол вид у тебя интересный, пойдешь на роль главного бандита?

На кастинге давал ребятам читать в разных интонациях книжку по истории. Было очень смешно. Хотел посмотреть, как люди будут себя вести в незнакомой ситуации, и Егор так интересно справился с заданием. Мы взяли его на роль заказчика, Надю – на роль соседки. Хотя у соседки была изначально роль побольше, но я ее упростил, чтобы роль была понятна: человек абсолютно случайный, зашел и посмотрел, почему соседи шумят…

Володя Большаков — мой знакомый по страйкболу. Он у нас пошел в массовку, в сцену в Чечне.

Все дело в дружбе

— Вадим, кто на протяжении периода работы над фильмом больше всех тебя поддерживал? Как отнеслись родные к твоей затее?

— Больше всех — оператор Андрей Чернобуров. Очень помогал и Александр Ракитянский, мой друг, который сыграл в трех ролях, искал локации, людей, машины, дома, квартиры, оружие и другое. Он меня очень выручал, и я кстати окрестил его продюсером – наш «решала».

Самир Багиров (студия звукозаписи «Cosmo») с нуля создал звук. В студии Ивана Ермилова (музыкальная группа «Sound of Noise/Russia») мы записали голоса актеров.

Катя, девушка моя, постоянно подбадривала. Родители изначально скептически отнеслись. Когда им показал первый черновой вариант, были, конечно, в шоке, потому что не ожидали, что мы на столько масштабно для нашего города и на хорошем уровне создадим фильм. Все отлично получилось, при том что у нас не было ни рубля в кармане!

— Какую мысль ты хотел донести до зрителя?

— Я рассказываю о том, что человек, который, кажется у нас самым главным злодеем, в итоге выбирает более человечный путь, чем тот, кто по идее должен этот путь выбрать сам. Главный герой не убивает другого, когда понимает, что это сын его сослуживца. Хотя прекрасно осознает, что тот «прикончит» его самого.

Хотелось показать этот мир, в котором многие продолжают сейчас жить – этот тусовочный мир, абсолютно пустой и страшный.

Хипстеры, напомаженные красивые мужчины с подстриженными бородами – мажоры, они с виду все красивые. И у нас один персонаж – маньяк, хипстер. Он убивает людей налево и направо. По нему никогда не скажешь, что он «зверь»: такой прекрасный, в рубашечке, подстриженный, в очочках, прекрасный человек. Показано человеческое двойное дно. Хотелось, чтобы люди задумались.

Фильм без хеппи-энда, потому что надо понимать: за каждый выбор нужно нести ответственность, за каждое свое действие надо платить. На самом деле в жизни хеппи-эндов не очень много, а если и есть, то мы им радуемся, как новогодним подаркам. В фильме все так, как и случилось бы в реальности. Правдиво, без фальши.

— Вадим, а с кем-то из героев себя соотносишь?

— Я не киллер, но он, как и я тоже вкалывает на заводе, обычный работяга, война в голове. У него проявляются такие «флешбэки», когда всплывают из жизни сцены Чечни, он вспоминает, кровавые сцены.

— Где вы снимали сцены Чеченской войны?

— Сцены Чечни снимали в черте города, на заброшенной железнодорожной станции, недалеко от Смоленска. В том месте осталось несколько бараков, которые в 90-е годы, как и все, стали разрушаться. И сегодня от них страшные развалины.

— Скажи, а кому-то из ветеранов чеченской кампании ты уже показал свой фильм?

— Нет, мне кажется, я бы и не стал специально это делать. Все равно в кино все не по-настоящему. Война пластиковая. Хотя взрывы у нас на площадке были реальные. Нам помог профессиональный пиротехник Дмитрий. Это не компьютерная графика, хотя и ее у нас тоже было много. Сергей Героев (студия «Фонарь») делал графику: выстрелы, кое-где кровь. Подкрашивал картинку.

— Вадим, а с чем связано название?

— Я живу в квартире №108. Думал сначала, как же назвать этот фильм: мажор или киллер. Потом поразмыслил: в квартире же происходит тот самый момент выбора человеческого, когда киллер должен был «порешить» сына сослуживца, но убивает другого.

Отмечу, что в приметы я не верю. Если черная кошка перебегает дорогу – значит она просто спешит по делам. В фильме есть сцена, где я лежу в ванной убитый. И меня всегда спрашивают: ты не боишься? На что отвечаю: к фильму подходил прагматично. Я могу снимать там, где это возможно — дом друзей, машина знакомых, съемная квартира, в которой проживаю. Играю роль, которую приходится.

— Успел ли фильм изменить твою судьбу?

— Мы все повзрослели. Расширили круг друзей, ведь столько много времени провели вместе.

— Вадим, знаю, что ты собираешься написать новый сценарий. Это продолжение «Квартиры 108»? О чем он будет?

— Продолжения нет. Это законченный фильм. Второй фильм я посвящаю Донбассу.
Снимать кино второй раз на энтузиазме не получится: во-первых, хочу сделать картину масштабную, не полного метра, минут на сорок. Второе – финансовая подоплека. Буду заключать договоры со всеми участниками.

— Где будешь проводить съемки? У нас или поедешь на Донбасс?

— Сцены с диалогами, экшен-сцены планирую снять здесь, а за пейзажами и другими сценами – возможно, отправлюсь в Донецк. В моем архиве сохранилось очень много документальных кадров с тех пор, как я работал военкором на Донбассе.

Донбасс оставил след на сердце

— Расскажи о том периоде?

— Во-первых, у меня дед из Киева, и всю молодую жизнь провел там. Он помнит, как в детстве пытался защищаться от немцев – кидал камнем в немца, и тот его хотел убить, но деда, к счастью, спасла одна тетушка, у которой он спрятался… Я был в Киеве, мне очень понравился город, тем более во мне есть и украинская кровь. И с начала войны я наблюдал за всем происходящим, и мне было очень больно, я не мог сидеть на месте.

В 2015-м мне попалось видео из осажденного Славянска, где украинские военные повесили ополченца с беременной женой… У меня такое вскипело – жуть. Поехал в качестве журналиста за правдой: посмотреть, что происходит на самом деле.

Когда сказал родителям о своем намерении — они были в шоке. Но в принципе были рады, что за долгий период пока я работал не журналистом, снова возвращаюсь в профессию, пусть и в такой жесткой форме.

30 июня 2015-го я был уже в Донецке. Работал 6 месяцев, объездил горячие точки. Страшно было, конечно. «Кто говорит, что на войне не страшно — тот ничего не знает о войне». Потом познакомился с Алексеем Смирновым, когда снимал о его группе репортаж, как они вывозят людей, которые хотят уехать, у которых разрушены дома, нечего есть, убиты родственники и так далее.

Полгода на войне, полгода по передовым. Очень много горя. Не в сравнение идет с тем, что происходит здесь в мирной жизни. Брошены матери с детьми. Убиты люди, постоянно — похороны. Я снял интервью с человеком, который выжил в горящем доме профсоюзов в Одессе. После возвращения домой, я узнал, что батальон «Ангел», с которым я сотрудничал, оказался за решеткой.

Внеконкурсный показ впереди

— Возвращаясь к фильму «Квартира 108», расскажи где можно посмотреть твой фильм?

— Премьера состоялась 14 октября. Через неделю мы еще раз представили смолянам свою работу. Внеконкурсный показ скоро состоится на кинофестивале «ArtShort».

— Поделись планами на ближайшее будущее.

— Хотел бы поучиться правильно писать сценарий, делать «раскадровки», окончить режиссерские курсы. Без образования тяжело. Есть много мелочей, которые вылезают на постпродакшене. Так что режиссерские курсы и съемки сорокаминутного фильма уже в голове. Первая сцена уже написана.

— Спасибо, Вадим за интересную беседу! Желаем тебе творческих успехов на поприще кинорежиссерской карьеры!

Очередной показ фильма «Квартира 108» состоится на Кинофестивале «ArtShort 2017», который пройдет с 7 по 9 декабря.

Биография

Вадим родился 13 августа 1990-го года в городе Дрездене (Германия) в семье русского военного (отец служил в Германии). Позднее родители переехали в Россию в Кантемировскую дивизию в Наро-Фоминск. Первое время семья Канделинских проживала в учебном корпусе. По словам Вадима, в соседнем помещении стояли танки и бронетранспортеры.

В 1998-м году под Новый год Каделинские переехали в Смоленск.

Сначала Вадим учился в 20-й школе, окончил школу №2.

В 2007-м году поступал в Академию ПВО, но по состоянию здоровья не прошел. Успешно поступил в СмолГУ на филфак. В 2012-м — окончил СмолГУ с дипломом журналиста.

2012-2013 — служба в армии в Смоленске в Академии ПВО.

С 2008-го года по 2013-й – работа на Смоленском ТВ: Рен-ТВ, ГТРК.

В настоящее время работает на заводе в Гнездово.

Марина Княжинская

Фото из личного архива В. Канделинского и архива съемочной группы